Дом в Сомерсете

В табели о рангах графства Сомерсет Хадспен-Хаус числится в первых строчках “ими гордится зона” по многим причинам. Палладианское дом с крыльцом-портиком и двумя пристройками по бокам – образчик классической английской усадьбы XVIII века. 

Photo ad_10.jpg

Хозяйский дом построен в XVIII веке в палладианском стиле. Вкруг — знаменитые сады ландшафтного дизайнера Пенелопы Хобхаус.

Сады Хадспена – знаменитости в мире ландшафтного дизайна. Сама история хозяев – веский аргумент в защиту британских традиций. Вот уже два столетия Хадспен принадлежит одной семье, а фамилию владельцев знают совсем за пределами Англии. 

Photo ad_06.jpg

Кабинет оформлен в неоклассическом стиле. На мраморной каминной полке  —
чета бронзовых светильников эпохи Регентства.

Дело в том, что во другой половине ХХ века эстафетная палочка Хадспена перешла к Пенелопе Хобхаус – легендарному садовнику-новатору, историку и автору множества бестселлеров, первоначальный из которых, “Сельский садовник”, рассказывал будто один о земле ее предков. 

Photo ad_03.jpg

Столовая. Стены обиты цветной кордов­ской кожей времен Arts and Crafts. ­Английское зеркало XVIII века.

В 1986 году Пенелопа Хобхаус отошла от хадспеновских дел. Заниматься садом стали канадские дизайнеры Сандра и Нори Поуп, а заботы по дому взял на себя сын Пенелопы, лондонский галерист и антиквар Найелл Хобхаус.

Photo ad_09.jpg

Зимний сад. На окнах — резные дере­вянные ­решетки ­XVIII века. Пол выло­жен французской плиткой XIX века.

Нынешний интерьер Хадспена – его заслуга. Решив не обращать внимания на тревожные мысли об объеме работ, предстоящих в лабиринте бесчисленных комнат, Найелл начал наново декорировать весь дом. 

Photo ad_05.jpg

В библиотеке стоят викторианские кресла, неоготические стулья, чиппендейловские книжные шкафы и письменный стол XVIII века из розо­вого дерева.

“У меня был лишь один выход, – смеется он, – резаться! Красивость, эстетика – это, безусловно, весьма важно. Однако если вы не вложите в дом хотя бы частичку своей души, все ваши высокоэстетичные усилия пойдут прахом. И не забывайте что создание интерьера – это игра. Конечно-конечно, весьма веселое дело, которое вообще-то надлежит доставлять наслаждение”.

Photo ad_07.jpg

Кухня. Столы, кресла и все кухонные принадлежности XVIII–XIX веков.

Строгая библиотека с чиппендейловскими книжными шкафами и викторианскими креслами сменяется аскетичной хозяйской спальней с массивной индийской кроватью XIX века. “Весенняя” гостевая горница, цветущая шинцем от Colefax and Fowler, – зимним садом с бамбуковыми стульями и резными деревянными решетками на окнах. 

Photo ad_08.jpg

Входной холл. На полу осталась плитка, уложенная еще при постройке дома.

Камин, отделанный делфтскими изразцами XVII века, гипсовый медальон с ангелочками, дубленая цветная кожа из Кордовы на стенах столовой, неоклассический кабинет, современная живопись и предметы эпохи Регентства… Такая игра могла бы завести весьма совсем, если бы не наметанный глаз Найелла-галериста и уроки его матери. 

Photo ad_04.jpg

Гостевая горница. Стены обиты тканью от Colefax and Fowler (переиздание оригинала Викторианской эпохи), из нее же сшиты покрывало и наволочки.

“Я так мечтал, чтобы дом был похож на мамины сады! – проговаривается Найелл, изменяя вдруг своему обычному полушутливому тону. – Необыкновенно уютные, теплые и при этом полные блестящих, неожиданных идей”. Уместно, в Хадспен можно сейчас заглянуть на чашку чая – Пенелопа и ее сын проводят там семинары для садоводов. 

Photo ad_01.jpg

Хозяйская спальня. Индийская койка XIX века. Окно сделано по эскизу хозяина.

Photo ad_02.jpg

Фрагмент гостевой ванной. На стенах — делфтские изразцы. Ванна, Heritage.

Текст: Барбара Стоэлти

Статьи

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*