Дуплекс на Арбате, 260 м²

Мы следим за проектами Кирилла Истомина давно и, кажется, хорошо знаем, чего от него ждать. Один из лучших российских декораторов знаменит тем, что создает интерьеры, которые искрятся от ярких красок и наложения орнаментов, но при этом выглядят респектабельно и благородно.

У стены в гостиной диван по эскизам Кирилла Истомина, обитый тканью, Hines & Co. Над ним коллекция французских винтажных зеркал. Китайский журнальный столик, лампы и столик из ротанга у дивана — тоже винтажные. Под окном диван, Maison Jansen, 1940-х годов, сохранивший оригинальную обивку. Слева винтажное кресло в обивке, Cowtan & Tout. Ореховое кресло с табуретом для ног в стиле Людовика XV обтянуто бархатом, Schumacher.

У стены в гостиной диван по эскизам Кирилла Истомина, обитый тканью, Hines & Co. Над ним коллекция французских винтажных зеркал. Китайский журнальный столик, лампы и столик из ротанга у дивана — тоже винтажные. Под окном диван, Maison Jansen, 1940-х годов, сохранивший оригинальную обивку. Слева винтажное кресло в обивке, Cowtan & Tout. Ореховое кресло с табуретом для ног в стиле Людовика XV обтянуто бархатом, Schumacher.

В этой квартире тоже много цвета. Даже больше, чем обычно. Но ощущение от нее совсем другое. “Прикольно” и “клево” – вот два слова, которые без конца повторяет сам дизайнер, рассказывая о своем новом проекте.

Началась эта история много лет назад: когда будущему декоратору было четыре года, он познакомился с девочкой Машей, дружбу с которой пронес через годы, через расстоянья. А пару лет назад основательница агентства “Яркие люди” Мария Гальперина, недавно купившая 260-метровый дуплекс в районе Арбата, попросила своего друга детства оценить приглянувшуюся ей люстру.

Столовая — сердце этой квартиры. Винтажный обеденный стол купили в Санкт-Петербурге. Его окружают русские стулья XIX века, которые достались хозяйке от бабушки.

Столовая — сердце этой квартиры. Винтажный обеденный стол купили в Санкт-Петербурге. Его окружают русские стулья XIX века, которые достались хозяйке от бабушки.

Люстра Кириллу совсем не понравилась. И он решил выбрать для Марии несколько вещей на замену. Как потом выяснилось, их представления о прекрасном по большей части совпадают. Вплоть до того, что предложенный декоратором керамический светильник жил в телефоне у Марии в виде фотографии на протяжении полутора лет – сама она просто не решилась на такую покупку.

Зеркало на зеркале — один из любимых приемов Кирилла. Здесь для этого использовано состаренное зеркальное полотно и винтажное зеркало в золотой раме. На полу винтажный китайский ковер.

Зеркало на зеркале — один из любимых приемов Кирилла. Здесь для этого использовано состаренное зеркальное полотно и винтажное зеркало в золотой раме. На полу винтажный китайский ковер.

Поначалу предполагалось, что участие Истомина в проекте будет разовым: он принципиально не работает с друзьями, считая, что между дизайнером и заказчиком должна сохраняться дистанция. Но незаметно для себя все-таки втянулся в проект. Квартира, в которой Мария живет с мужем и двумя дочками, покупалась с ремонтом – стены уже были покрашены, а на полу лежал новый паркет, пусть и не самый оригинальный. Идея была в том, чтобы довести интерьер до ума месяца за четыре. В итоге на это ушел год. Кирилл подкорректировал планировку второго этажа, чтобы приспособить квартиру к потребностям семьи с двумя детьми, но в остальном это декораторская работа.

Кухонный гарнитур сделан на заказ по эскизам Кирилла. Раковина и смеситель, все Kohler. Люстра — винтажная. На полу плитка с рисунком под дерево.

Кухонный гарнитур сделан на заказ по эскизам Кирилла. Раковина и смеситель, все Kohler. Люстра — винтажная. На полу плитка с рисунком под дерево.

“Это старый дом, но в архитектурном плане квартира ничем не примечательна, поэтому мы воспринимали ее как белую коробку”, – рассказывает Истомин. Будучи известным любителем ярких красок, здесь он ориентировался не только на свой вкус, но и на личность заказчицы: “В том, как она выглядит и одевается, очень много солнца, – рассказывает Кирилл. – И эта квартира такая же – клевая, сочная, знойная”. Пару раз, выбирая цвета для будущего интерьера, декоратор и его подруга-заказчица буквально брали палитру из пальца, используя как образец ее маникюр. Примечательно, что ощущение безумно яркого интерьера создается в квартире с белыми стенами: если вынести отсюда вещи, от всей этой красочности просто ничего не останется. “Мы делали проект широкими мазками”, – говорит декоратор.

Кабинет. Фото на стене – вид Токио, фотограф Josef Hoflehner. Стеллажи и диван в китайском стиле выполнены по эскизам Истомина, диван обит тканью, Hines & Co. Китайский лакированный столик, XIX век, китайский ковер в стиле ар-деко, первая половина ХХ века. Бра винтажные. Шторы из ткани, Oscar de la Renta/Lee Jofa.

Кабинет. Фото на стене – вид Токио, фотограф Josef Hoflehner. Стеллажи и диван в китайском стиле выполнены по эскизам Истомина, диван обит тканью, Hines & Co. Китайский лакированный столик, XIX век, китайский ковер в стиле ар-деко, первая половина ХХ века. Бра винтажные. Шторы из ткани, Oscar de la Renta/Lee Jofa.

С другими работами Кирилла эту квартиру роднит большое количество винтажной мебели и антиквариата. Но – и в этом ее отличие – особо ценных предметов здесь нет. “Это квартира для жизни”, – замечает автор проекта. Вплоть до того, что в одной из детских стоит кровать IKEA, а на полу в прихожей лежит плитка с рисунком под дерево. “Раньше я думал, что подобные вещи никогда не появятся у меня в проекте, но она такого качества, что даже я не могу отличить ее от настоящего дерева”, – рассказывает декоратор. С помощью этой плитки он добивался ощущения цельности: кажется, что деревянный пол лежит не только в парадной зоне, но и там, где пол должен быть особенно прочным и легким в уборке, – в коридоре, на кухне и открытой террасе.

Главная спальня. Здесь почти все вещи сделаны на заказ по эскизам Кирилла: и встроенный шкаф с зеркальными дверцами, и обои на потолке, и тумбочки, и изголовье, обитое тканью, Pierre Frey. Ковер, The Rug Company. Под потолком французская люстра конца XIX века. Бра в венецианском стиле винтажные.

Главная спальня. Здесь почти все вещи сделаны на заказ по эскизам Кирилла: и встроенный шкаф с зеркальными дверцами, и обои на потолке, и тумбочки, и изголовье, обитое тканью, Pierre Frey. Ковер, The Rug Company. Под потолком французская люстра конца XIX века. Бра в венецианском стиле винтажные.

Самые ценные вещи в квартире ценны прежде всего по сентиментальным соображениям – особенно стулья вокруг большого обеденного стола, доставшиеся Марии от бабушки. Поначалу была идея дополнить эту композицию антикварным буфетом, но потом, как рассказывает Кирилл, им “захотелось чего-то более прикольного”. Так что был придуман шкаф с росписью в стиле Анри Матисса. На первый взгляд расцветка у шкафа в точности такая же, как на картинах французского художника, но это не так. “Оказалось, что у Матисса цвета несовершенны, так что мы их усовершенствовали”, – смеется Кирилл Истомин. Ну что тут скажешь – прикольно!

Буфет с рисунком по мотивам работы Анри Матисса “Венок” сделан по эскизам Кирилла. На втором этаже у него есть “брат” — стеллаж с фасадом в стиле Мондриана. Керамическая люстра, Lladró. Тарелки с воздушными шарами по дизайну Пьеро Форназетти для Tiffany.

Буфет с рисунком по мотивам работы Анри Матисса “Венок” сделан по эскизам Кирилла. На втором этаже у него есть “брат” — стеллаж с фасадом в стиле Мондриана. Керамическая люстра, Lladró. Тарелки с воздушными шарами по дизайну Пьеро Форназетти для Tiffany.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Статьи

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*