Эклектичная квартира в центре Парижа

Если и кушать в Париже “золотая миля”, то середина ее – на старейшей площади города, площади Вогезов. Собственно тут лондонский декоратор Алидад осуществил самый махонький проект в своей практике. “Хозяйка так гордилась своей крошечной квартирой на первом этаже дома XVII века, что я решил обратить ее в драгоценную шкатулку”, – рассказывает Алидад.

Photo ad_picture2.jpg

Стены в гостиной обиты тканью от Stark Fabric, над диваном висит гобелен времен Людовика XV. Зеркало в позолоченной раме в стиле рококо датируется 1750-ми годами. На столике — драпировка из коллекции Granada мануфактуры Pierre Frey, сделанная по рисункам самого Алидада.

Для основы он обеспечил себе полную свободу, уничтожив все дверные проемы и спрятав двери в стены. “Раздвижная конструкция позволяет трудиться с каждой комнатой раздельно как будто она существует в безвоздушном пространстве”. А относительно невысокие потолки компенсировал преувеличенно большими настенными украшениями – массивными рамами, огромным изголовьем кровати и гобеленами. “Они парадоксальным образом зрительно расширяют комнаты, видимо, глаз привык видать подобные вещи в дворцовых интерьерах. Такие фокусы я называю “косметической архитектурой”, – говорит Алидад.

Photo 03.jpg

В 2007 году английский журнал House & Garden признал иранского  дизайнера Алидада, какой уже больше тридцати лет живет и работает в Лондоне, лучшим декоратором года.

Чтоб разобраться в смешении эпох и стилей – французское барокко, итальянский ренессанс и китайщина – требуется многоопытный глаз. Алидад больше десяти лет возглавлял исламский отдел аукционного дома Sotheby’s и до сих пор входит в экспертный рекомендация по отбору предметов для торгов, потому сложные задачи его не пугают. Этак же будто и вкрапления современных вещей – когда Алидад не смог подогнуть оттоманку нужного размера для будуара в китайском стиле, он нарисовал и заказал новую, обтянул современной тканью и положил на нее подушки с французским кружевом XVII века. “Я вечно точно знаю, где проходит грань между благородной и оправданной эклектикой и безвкусицей. В такого рода интерьерах стоит лишь чуть-чуть пережать – и получится полное уродство. Однако кто не рискует, тот не пьет шампанского!”

Photo 06.jpg

На потолке столовой  ложные  кессоны,  которые были популярны в интерьерах XVI–XVII веков. На столе сервиз фабрики  Meissen с узнаваемыми псевдокитайскими  “огурцами”.

Картины и бронзу Алидад подбирал совместно со своим другом – старейшим парижским антикваром Сильвеном Леви-Альбаном. “Мы знакомы с ним столько лет, что мне даже не надо ему ничего объяснять. Я попросту показываю свои эскизы, он кивает, а чрез пару недель присылает на выбор несколько предметов. Обыкновенно я беру все”. Таким образом в квартире на площади Вогезов появились: портрет дамы двора Генриха IV кисти неизвестного художника, чета кресел в стиле Людовика XV и роскошные позолоченные подсвечники конца XVII века. А вот все маркетри, которыми украшены стены, современные и делались на заказ специально для этого проекта.

Огромное изголовье кровати попросту просится в постановку «Опасных связей», а я обожаю Шодерло де Лакло.

“Квартира была задумана будто натуральный pied-à-terre – то кушать факультативное, необязательное, холостяцкое жилье, где главная горница – спальня, – рассказывает Алидад. – И хотя хозяйка – респектабельная дама средних лет, я не мог обойтись без легкого куртуазного оттенка”. Потому он заказал огромное изголовье кровати в венецианском духе по собственному рисунку и обил его красным бархатом. “Я отдаю себе отчет в том, что выглядит это изголовье несколько безумновато, но оно попросту просится в постановку “Опасных связей”, а я обожаю Шодерло де Лакло”.

Photo 04.jpg

Изголовье кровати выполнено по рисунку Алидада. Стены обтянуты тканью XVIII века.

Еще одно давнее интерес Алидада – текстиль. Его обилие и разнообразность, по мнению декоратора, делает квартиру весьма женственной и изящной. Особенное впечатление производит столовая: тут на десяти метрах собраны два гобелена XVII века, тяжелые портьеры из последней коллекции Pierre Frey, винтажная обивка стульев от Etro и пурпурная скатерка, купленная на блошином рынке в Дамаске.

Photo 02.jpg

Будуар в китайском стиле. Доля лакированных панелей привезена из Китая, доля сделана на заказ по рисункам  дизайнера. Французский столик основы XIX века, низкое сиденье эпохи Регентства и подсвечники подобраны
в галерее парижского антиквара Сильвена Леви-Альбана.

“Меня нередко обвиняют в том, что я понимаю роскошь весьма буквально: дорогие материалы, редкие породы дерева и немало золота. Однако ведь все это подлинно красиво и вовек не выходит из моды – в отличие от пластиковых стульев, какими бы безупречными формами они ни обладали, – говорит Алидад. – Мне нравится, что, попадая сюда, ты забываешь, какой год на дворе. Разумеется, звучит все это не чересчур практично и современно. Однако такая квартира-шкатулка может быть лишь в Париже, городе, прощающем любые безумства”.

Photo 05.jpg

Диван в гостиной лишь выглядит антикварным, на самом деле он выполнен руками современных мастеров.

Текст: Жан Бонд Рафферти

Статьи

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*